Влияние на взгляды людей. "Обычные" Перемены У "Обычных" Людей. Продолжение.

Когда речь идет о том, как я начал придерживаться определенных научных взглядов, то здесь изменения не были такими очевидными. Например, я никогда не ощущал потребности окончательно порвать с учениями Пиаже и Фрейда, хотя сейчас вижу недостатки в их теориях. Как человек, много размышлявший о множественном интеллекте, я прекрасно представляю, каковы недостатки этой теории. И все же я не собираюсь утверждать, что отказываюсь от нее или что я теперь придерживаюсь других, холистических, утилитарных или генетических взглядов на человеческий интеллект. С самого начала мне не нравился бихевиоризм, и я всегда разделял убеждения когнитивного подхода. Но поскольку сейчас я могу кое-что сказать в защиту бихевиоризма или покритиковать когнитивный подход, вряд ли смогу вернуться к твердым убеждениям 1950-х годов.
Из всего этого вытекает вопрос темперамента и темат, Это понятие сформулировал Джеральд Холтон, физик и историк науки из Гарвардского университета35. Хотя парадигма науки может меняться, Холтон настаивает, что со временем отношение человека (а иногда и целой отрасли) к определенному вопросу обуславливается глубинными лейтмотивами. По его словам, тематы — это "фундаментальные предположения, пометки, термины, методологические посылки и решения... которые сами по себе не отталкиваются от объективного наблюдения, с одной стороны, и от логических, математических или других формальных аналитических построений — с другой, но в то же время не растворяются в них"36. Одна темата касается предположения, что мир непрерывен, а противоположная утверждает, что мир конечен. Другие тематы занимаются вопросом объяснимости всего сущего, возможностью использовать для этого математические термины, сведением всех знаний к простейшим единицам, возможностью рассматривать одни знания независимо от других и т.д.
Что касается меня, то я человек, который многие точки зрения считает оправданными и по возможности старается объединить и синтезировать их. По темпераменту я стремлюсь к миру, а не конфликту, а в научной работе предпочитаю синтез, а не анализ. Я обожаю рассматривать одни и те же вопросы с различных точек зрения, в том числе и под углом разных дисциплин. Я не могу представить, что вдруг стану твердолобым консерватором — в политике, религии, научной деятельности или личной жизни — или десятилетиями буду исследовать всего один вопрос или понятие. Раньше или позже я бы все равно отступил назад, чтобы рассмотреть эту проблему в более широком контексте. или просто занялся бы другой загадкой. Я тонко чувствую противодействие с обеих сторон проблемы, но мне будет мало просто разработать типологию или таксономию и довольствоваться этим. Я испытываю стремление синтезировать и унифицировать, что подталкивает меня соединять эти элементы в единое целое. Говоря терминами Холтона, я аналитик, который стремится сложить составные части в единую картину. Воспользовавшись более поэтичным языком Исайи Берлина, который позаимствовал эти образы у греческого поэта VII века Архилоха, я "лис", который желает стать "ежом"37. А говоря языком этой книги, утверждения, в которых есть признаки как анализа, так и интеграции, вызывают у меня наибольший резонанс.
Изменять взгляды по важным вопросам совсем не просто, но еще труднее признаться в том, что такая перемена произошла. В таком случае проще всего говорить категорическими фразами: "Я был демократом, но с этого момента буду республиканцем" или "Я наконец решил, что бихевиоризм никогда не сможет объяснить, как человек учится говорить, поэтому теперь я буду придерживаться взглядов Хомского". Но сложно выявить тематы, к которым человек чувствует глубокое и часто неосознанное влечение, следовательно, человек с большим трудом может изменить свои фундаментальные представления о природе опыта. Говоря нашими терминами, то, что резонирует с нашей психикой, мы ценим больше всего и не хотим от него отказываться.
И действительно, только люди, основной чертой которых является непостоянство или изменчивость, легко меняют свои взгляды и вслух говорят об этом. Но в этом случае мы не относимся к подобным переменам всерьез, потому что они больше говорят о самом человеке, нежели об идее. Люди, подобные Уиттакеру Чеймберзу, Людвигу Витгенштейну или Люсьену Леви-Брюлю, выделяются на общем фоне, потому что они серьезны, вдумчивы, искренне придерживаются своих убеждений, но в конечном итоге меняют точку зрения на ту, что в корне отличается от первоначальной. Когда изменения во взглядах имеют огромное значение, когда противодействие слабеет, а на передний план выходит новый резонанс, это становится заметно всем окружающим.



Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.