КЛЮЧЕВЫЕ ПОНЯТИЯ

Мы живем вместе, но в обособленных мирах

Все мы в основном осмысливаем вещи одинаково, но каждый из нас привносит в эту общую для всех способность дополнительную индивидуальную

интерпретацию. Лауреат Нобелевской премии, биохимик Джеральд Эдельман* отмечал: несмотря на то что мозг отдельного человека во многом отличается от любого другого, они все же обладают "общими переживаниями, характеристиками и нейронными моделями", особенно это относится к чувственному опыту1. Без такой общей основы было бы невозможно ни в чем разобраться, за исключением индивидуальных, самодостаточных миров.

Хотя мы, возможно, и живем в одном мире, Эдельман отмечает, что даже наши взаимодействия с физическими объектами в нем определяются нашими пережитыми впечатлениями и актуальными переживаниями. Например, когда мимо проезжает пожарная машина с включенной световой сигнализацией, один человек думает о жертвах и имуществе, другой о задержке в движении транспорта, а третий вспоминает о вечерах, проведенных с дедом, служившим начальником пожарной команды2. Личный опыт влияет на наше восприятие происходящего, а это означает, что каждый из нас поступает всегда по-своему.

Умберто Матурана и Франциско Варела отмечали, что мы рассматриваем впечатления как точные, объективные и абсолютные понятия, однако они намного податливее, чем нам обычно кажется.

У. Матурана и Ф. Варела заявляют, что познание — это не пассивный процесс видения мира, а, наоборот, активный процесс его конструирования3.

Таким образом, осмысление имеет под собой общую для всех людей неврологическую основу, но при этом для него характерна индивидуальная неповторимая реализация. Зная о потенциале ментальных моделей в определении реальности и общения, можно увидеть их огромную опасность и огромные возможности.

Мы используем лишь незначительную часть того, что видим

Обратная сторона этой истории, которая берет начало в нейрологических исследованиях, заключается в том, что мы, вероятно, не обращаем внимания на большую часть того, что воспринимаем с помощью органов чувств. Исходя из результатов своей работы над нервными системами мозга, У. Матурана и Ф. Варела утверждали, что мы используем лишь незначительный объем получаемой информации и затем домысливаем остальное. Действительно, отмечалось, что мозг не делает никаких различий между истинным восприятием и галлюцинациями, поскольку и для первого, и для второго свойственны сходные модели нейронной активации.

Невролог Уолтер Фриман пришел к заключению, что нейронная активность вследствие сенсорной стимуляции исчезает в коре головного мозга4. Эта стимуляция поступает в мозг и, вероятно, приводит к появлению внутренних моделей, используемых мозгом для репрезентации внешней ситуации.

Информация об окружающей действительности воспринимается и обрабатывается посредством огромного количества процессов и видов деятельности, протекание которых мы почти не осознаем. Мозг, располагая определенными знаниями о мире, добавляет другие детали и создает завершенную картину или контекст5.

Мы можем даже не осознавать, на что в данный момент направлен наш взгляд. Ученые стали свидетелями удивительного, но редко встречающегося явления под названием "слепое зрение", при котором слепой человек, если его попросить, может вытянуть руку и достать требуемый предмет6. Очевидно, "эволюционно старая" оптическая система позволяет человеку выполнять практические действия, например управлять движением руки, не осознавая при этом самого действия. А эволюционно новая система, с применением осознанного восприятия, в этом человеке была разрушена. Эти две различные оптические системы сформировались в разное время и объясняют существование такой странной способности: несмотря на слепоту, человек оказывается в состоянии протянуть руку и коснуться какого-либо предмета.

В качестве исключительного примера этой возможности "видеть" при отсутствии визуального контакта можно привести случай австралийского психолога Золтана Тори, ослепшего в результате несчастного случая в 21 год. Он энергично работал над формированием и поддержанием воображаемого визуального мира, который использовал как основу для действий. Этот воображаемый мир был настолько полным, что Тори мог даже подняться по лестнице и самостоятельно сменить карнизный водосточный желоб своего коттеджа. Соседей привел в еще больший ужас тот факт, что он сделал это ночью в кромешной тьме7.

Очевидно, мозг не делает никакого различия между образом, воспринимаемым визуально, и разнообразными деталями, которые он дополняет уже сам. Человек не осознает существования слепого пятна в своем глазу в том месте, где входит оптический нерв. Мозг формирует догадку о том, что бы там могло быть, заполняет пустое пространство, и все выглядит вполне резонно.



Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.